April 24th, 2005

клава_трава

Это не мое, но такое грех скрывать от общественности...

Чудна, ты страна Туркмения!

Что то много я тут уделяю времени рассказам про Туркменское житье - бытье, можно
подумать, что я туда бездельничать приехал, ан нет! Я туда по делам служебным ездил и
конечной целью моего визита в страну Золотого Века был порт Туркменбаши, что при
Советах назывался Красноводском.
Поэтому свое последнее повествование так и назову "Как я не попал в порт Туркменбаши"
От Ашгабада до Туркменбаши больше 600 км, дорога лежит через пустыню, а сейчас хоть и
сентябрь, а на улице за 30 это точно, плюс сухой песчаный ветер. Решили лететь
самолетом. Кто решил? Принимающая сторона - коренной ашхабадский азербайджанец Вагиф,
которому больше нравится имя Вадим и его друг детства, а так же правая рука и личный
водитель, не менее коренной ашхабадец армянин Вазген, в обиходе Вася. Такой вот
интернационал. Да, забыл упомянуть, что Вадим помощник прокурора Ашгабада, лицо
официальное и очень важное, несмотря на свою молодость.
Лететь нам предстояло не с шикарного Международного аэропорта имени Сапармурата
Туркменбаши, а со старого, городского, построенного еще при советской власти, лет 50
тому назад, да с тех пор и не ремонтированного.
Облупленное и потрескавшееся здание с характерным и ничем неистребимым запахом
общественного туалета. Единственным украшением здания служил огромный портрет
Сапармурата Туркменбаши. На бетонке аэропорта сиротливо стоял ЯК-40 с логотипом
туркменских авиалиний. Рядом спокойно пощипывали пожухлую траву две тощие козы.
Процессы посадки и регистрации были объединены и сильно упрощены.
Открыли ржавую калитку, условно преграждающую путь на взлетное поле, в проеме встал
пожилой русский мужик в донельзя застиранной и линялой форме Аэрофлота, рядом встал
строгий туркменский воин - автоматчик, весом не более полусотни кг и ростом с
Калашников, с примкнутым штыком.
Мужик отрывал посадочные купоны от билетов, а воин старательно изучал паспорт
пассажира. Тут надо заметить, что проведенная насколько месяцев назад реформа
туркменской письменности, замена кириллицы на латиницу турецкого образца, в мгновение
ока превратила и без того не шибко грамотных туркмен в повально безграмотных.
Ну, да ладно, очередь не торопясь двигалась, и дошла до меня. Солдатик взял в руки
мой загранпаспорт:
- Тркменский виза хде?- строго спросил он, тупо глядя в паспорт.
- Вот она, после литовской.
- Почему виза синий?
- Не знаю, такую в вашем посольстве, в Москве поставили.
- А кроме Ашгабатский велаят тебе можно хде ездить? В Тркменбаши можно?
- Можно, можно - ответил за меня Вадим и сунул солдату в нос свои прокурорские
корочки.

В это время около самолета начался какой-то шум, мужик в аэрофлотовской форме
оглянулся, смачно выматерился и сказал:
- Тьфу, мать твою, опять не запускается! Ну, сколько же можно, ему же почти тридцать
лет, ну не живут столько самолеты! Сердар, стой и никого пока не пускай, а я пойду,
узнаю как дела. И ушел. Солдат по имени Сердар важно повесил автомат на грудь и
закрыл калитку. На поле тем временем появился какой-то важный туркмен в новенькой
форме и, переваливаясь с ноги на ногу, заковылял к самолету.
Это был сам начальник аэропорта, сильно напоминавший артиста Семчева, того, что пиво
"Толстяк" рекламирует. Подошел к самолету, посмотрел, вытер толстое лицо платочком и
отдал какую-то команду. Минут через двадцать к самолету подъехал жигуль четверка, из
которой вышел мулла.
Мулла осмотрел самолет и заголосил. Рядом надрывно завыл Вадим:
- У-у-у-роды! Нормальные люди, когда ломается самолет, зовут механика, а эти муллу!
И с остервенением начал рвать билеты. Никуда мы не полетели, но в порт-то все равно
надо. Решили ехать на машине. Вадим повесил на свой Мерседес прокурорские номера(!!)
и мы поехали. Дорога отличная, только скучная, однообразная. Каждые 20-30 км
однообразие нарушалось постом дорожной регулировки, где худенький солдатик -срочник
(нет больше ГАИ в стране! Сапармурат их закрыл, насовсем), изнывая от жары и
тяжеленного автомата, медленно записывал в книгу паспортные данные всех проезжавших
на автомашинах. Изредка попадались придорожные кишлаки, бедные и пыльные.
Поражало одно, на дворе осень, разгар овощей-фруктов, а на дороге ни малейших
признаков торговли. Вадим пояснил, оказывается, торговать можно только в свободное от
работы время, а сейчас в страду, рабочий день дейханина официально (!) увеличен до 14
часов, значит хочешь торгуй ночью, не хочешь - спи.
Проехали километров с двести, неожиданно послышалась музыка, в пустыне! Из-за
поворота вынырнуло бескрайнее поле хлопчатника, по которому ползало не менее сотни
сборщиков. Дорога оказалась перегорожена армейским грузовиком, за которым стояло не
менее пяти пассажирских автобусов и с десяток частных машин, а чуть поодаль, на
обочине был виден древний ПАЗик - агитавтобус, украшенный портретами великого
Президента. Из сего автобуса и лилась национальная музыка. Здесь же толпилось не
менее двух десятков вооруженных автоматами солдат.
Мы остановились, к нам подошел солдат и что-то заговорил по-туркменски, Вадима
передернуло и он что-то резко ему ответил. Солдат не говоря ни слова перетащил
автомат из-за спины на живот и передернул затвор: "Все выхады! "
Мы подчинились, дело принимало странный и тревожный оборот, но я не понимал ровным
счетом ничего! Вадим достал свое удостоверение и показал его солдату, однако это не
возымело на него никакого влияния.
Неграмотный, что ли? Вадим опять заговорил по-туркменски, солдат молча кивнул головой
в сторону агитавтобуса. Вадим ушел, а мы с Васей продолжали стоять. Через пару минут
появился злой до нельзя Вадим, в сопровождении офицера, с абсолютно каменным лицом,
судя по погонам, капитана.
- согласно распоряжения Президента Республики Туркменистан Сапармурата Туркменбаши
все граждане республики должны помочь дейханам в сборе рекордного урожая хлопка!
Ставьте свою машину в сторону и идите к бригадиру, он даст вам фартуки. Наберете по
сто килограммов и свободны, можете ехать дальше!
Нихъя себе поворот сюжета! Теперь понятно, что делают тут и эти легковушки и
рейсовые(!) автобусы. Солдаты перекрыли дорогу, и все люди сильно добровольно рванули
на сбор хлопка. Вадим взял капитана под руку и что-то зашептал ему на ухо, потом
подозвал меня:
- Уважаемый капитан Туркменской армии! Этот господин наш гость из России, он едет по
важным делам в порт Туркменбаши, пропустите его, пожалуйста!
- Ничего, иностранцы тоже должны помогать нам, туркменам, в сборе урожая, особенно
русские! Мы и так от них многого натерпелись за семьдесят лет гнета! Сто килограмм
это не много, пять-семь часов и все свободны.
Вадима опять перекосило, и он еще минут сорок ходит гулять с капитаном.
Все это время солдат не спускал с нас с Васей глаз и ствола автомата.
Договорились на сто долларов за меня и пятьдесят за Васю, самого Вадима освободили от
барщины бесплатно, как-никак государев человек. Я немедленно отдал все требуемые
деньги, в такой ситуации и больше отдашь, после чего мы очень быстро развернулись и
рванули обратно в столицу. А вообще-то сотка баксов - это четырехмесячная зарплата
туркменского служащего средней руки или рабочего на заводе.
Ни в какой порт я так и не попал, впервые в своей жизни я не выполнил командировочное
задание. Весь вечер мы пили, много и рьяно, а утром я решил покинуть эту
"гостеприимную" страну. Вадим, используя свои связи, быстро переоформил мой билет и
вот я в аэропорту. В современном, международном имени сами знаете кого. Приятная
прохлада, милые дамы на стойке регистрации, таможенный контроль.....