February 2nd, 2012

монстриквесь

Я плакаль.

Антон Попов наконец-то расставил все по местам.
Несколько лет тянулся вопрос с нотами - брали на неделю, верните уже...
А он четко объяснил:
!. Ноты у меня отработали сознательно.
2. Лично Эль.
3. Ноты вообще не мои, поэтому я не имею права ими распоряжаться. И Жерар тут не при чем. И тот, кто ему дал эти ноты - не хозяин.
Ноты давно хозяину возвращены, только это ни в коем случае не те, о ком я говорю.Дальше цитата:
"Ноты Кэролана не принадлежат, ни кому из выше перечисленных тобой и не тебе уж точно:-)
Ноты принадлежат мировому музыкальному сообществу, в которое ты давно уже не входишь)))) "
И в качестве доказательства ссылается на Таннера, мол вот он сказал, что ты не музыкант, значит ноты тебе ни к чему. То, что это было сказано года через два после того, как они нотки пригрели, даже не рассматривается.
Таннер, слышишь - ты духовный руководитель Изумрудного Острова! ))) Передайте ему, кому не жалко)

То есть дорогие френды, если вы имеете дело с учениками, воспитанниками (Антон Попов именно воспитанник), а тем паче руководителями (ныне руководитель) Изумрудного Острова - очень внимательно следите за тем, что может показаться ценностью. Иначе эти вещи (ноты как у меня, деньги как у их учеников, диски, книги как опять же у меня и других знакомых итд), могут быть изъяты у вас для передачи мировому музыкальному сообществу в лице Попова, Лаухиной, Наконечного, который является юристом по образованию, если что.
Драгоценный Владимир Наконечный - насколько вы согласны с мнением Антона Попова?
Неизъявленная Анна Лаухина - согласны ли вы с тем, что являетесь мировым музыкальным сообществом?
Волеизъяснитель Изумрудного Острова Антон Попов - правильно ли изложены мысли ваших комментов?
Пост дублирую в Контакте итд.
мантра

По мотивам новых комментов.

Если конфликт с нотами раздуваю только я, несколько лет пишу об этом в разных местах, а Изумрудный Остров всеми силами противится неприятной ситуации... Почему бы честным, бесконфликтным, культурным людям просто не вернуть скандалисту его вещь, просто чтобы ликвидировать столь неприятный и удручающий их спор...?
открыто

Зимнее.

Зима в городе Таль недолгая - несколько недель, но очень суровая, снежная и внезапная. Вот только вчера улицы устилала шуршащая под каждым шагом листва, небо было высоким, ярким до звона - а утром снега намело - дверь на улицу не откроешь, приходится вылезать через чердачное окошко и откапываться специально стоящей у водостока лопатой, а неба и вообще не видно - одно мохнатое пуховое одеяло от земли до... До крыши взгляд достает, а дальше просто ничего нет.
Несколько дней снег валит стеной, а потом снова ясное небо над сахарно-красивым городом.
Горожане ходят по улицам на специальных коротких лыжах, переваливаясь на ходу, так и говорят друг другу:...Поутил я за ватрушками к ужину...", "Съутюсь-ка к соседке...". Такое специальное зимнее слово.
Уютно, красиво, весело. И только иногда... даже не каждый год!... на несколько дней в Таль прилетают белые совы. Днем они тихо летают по городу, и внимательно смотрят на людей вышедших из дома, а с наступлением темноты совы начинают ухать. Негромко. Настороженно. Будто чего-то опасаясь. Или остерегая от чего.
Кто там чего и как горожане не знают, но предпочитают на улицу не выходить. Потому как можно исчезнуть. Вот так вот вышел человек, а куда хотел - не дошел. Следы сворачивают за угол и обрываются.
Потому если кого Совиные Сумерки застали вне дома - где был, там и остается до утра. Так что и в пекарне на Прибрежной,, и аптеке на Розовой улице, например, в такие ночи хозяева устраивают дополнительные постели, и коротают вечер у жаркого камина с гостями, уютно и неторопливо. Приятно знать, что вот сейчас ты с гостем говоришь, а он и завтра может зайти, и через неделю, за чашкой кофе или горстью пряностей. Иногда несколько лет все так удачно, что никто и не пропадает! А иногда...
Иногда, не каждый год, нет, когда сходит снег и пробивается листва на деревьях, люди идут на берег к высокому клену, нависающему над морем, и вешают на могучие ветви колокольчики, стальные, серебряные, деревянные - всякие. Какой человек пропал, такой и колокольчик вешают. Вешают, слушают его звон какое-то время и уходят, оставляя колокольчик звенеть.
Горожане думают, что человек пропавший в Совиные Сумерки проваливается из этого мира в какой-то другой, и живет себе там как придется. А может и вернуться, если услышит звон своего колокольчика на ветвях высокого клена, что растет на берегу у города Таль.
И тогда он исчезнет из того мира в этот, снимет свой колокольчик с дерева и вернется к себе домой, где по нему уже изрядно соскучились.