senyoro (senyoro) wrote,
senyoro
senyoro

Продолжаем разговор.

На бабушку Этл обиделись. Святая женщина это вовсе не какая-то языческая старуха, а вполне себе живой человек, который заслуживает уважения хотя бы потому, что постоянно преодолевает страшные боли и все равно несет Свет и Культуру, а не как я, мешаю людям жить и приношу боль и слезы. И вообще недавно меня с бандой видели в Профсоюзах во время концерта, где вне всякого сомнения нам хотелось дождаться их номера, чтобы кинуться на сцену и сбивать их с ног катаясь по полу.
Простите. это у меня крыша едет, или у кого-то еще? Ну ладно, было мне лень, но напишу я про этот заказ, где нас видели в Профсоюзах. Про то, как можно заработать себе боль, чтобы ее мужественно преодолевать, тоже есть что сказать, но позже.
Итак, несколько недель назад случился у нас заказ на сборном концерте в ДК Профсоюзов, где. собственно, базируется ИО. Попросили номер с танцовщицами и живыми барабанами. Ладно, собрались - поехали, четыре девушки и мы с Ульфой. Переоделись, сидим себе за кулисами, концерт идет - обычная сборная солянка. Скрипка Ванессомейская, какие-то девушки танцевальные в масках, поздравления руководителей, видиморасхваления компании итд. А в этом ДК выход на сцену из холла ну прямо за кулисы, где народ ждет своего выхода, а чуть дальше - гримерки. Сидим. ждем. Ульфа барабан перебирает, восточницы (4 человека) что-то там себе разминают потихоньку, я любуюся очередным восхвалением. Тут хлопает дверь из холла, за сцену выбегает худесенькая фигура, и первым делом спотыкается об Ульфа, который не сказать чтобы совсем незаметный в ярком костюме и с барабанами. Дальше оно налетает на меня, и в упор не заметив, что там кто-то есть, задев еще одну нашу девушку летит себе дальше в сторону гримерок. Приглядываюсь - ба-атюшки, да еще бы Лаухина нас заметила. Не достойны. Девушка, об которую споткнулись, спрашивает - что это было. Я рассказываю этак коротенько, про занятия в ИО, про ноты, про подачу в суд за создание терроргруппы с керосиновыми шарами. Тут подходит Ульф, который ходил в гримерку, и говорит: Я никого не хочу обвинять, но кажется понял, почему Лаухина такая нервная." И почему? "Пить надо меньше". !?
"Когда мы переодевались в гримерке стояла открытая бутылка коньяка. А сейчас ее там нет.".
Захожу - и правда нет бутылки. А никто из тех, кто отработал - еще не уходил. И опять же - споткнуться об трех человек в ярких костюмах, вот просто так случайно?
Вот так просто писать про это было лениво, но такой повод, такой повод...
Tags: ирландские войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments